Среда | 22.11.2017 | 10:03 Рекомендуем использовать браузеры Opera или FireFox. | † | Прикоснуться к ВЕЧНОСТИ | † | ТВ-СОЮЗ (On-line) | † |
ПЕСНИ
СТИХИ
РАССКАЗЫ
ГЛАВНАЯ » ЧИТАТЬ » РАССКАЗЫ

Безумие
[ ] 23.05.2008, 12:18

НАЧАЛО…

Нет, конечно, может оно и к лучшему. Ведь не бывает худа без добра, точно так же, как и добра без худа. Теряя что-то одно, приобретаешь что-то другое. Это аксиома. Но, все равно, не очень приятно, когда остаешься один именно в тот момент, когда ты меньше всего этого ждешь. И, даже если и ждешь, тоже приятного мало.
Именно в такой ситуации оказался наш герой, в связи с чем, пребывал в подавленном состоянии духа, и неизвестно каких глупостей мог бы натворить, если б не поддержка лучшего друга…

Андрей и Кирилл сидели в кабаке и исконно русским способом избавлялись от тоски. Причем Андрей ощущал в этом острую необходимость, тогда как Кирилл, опять же, чисто по-русски, поддерживал в этом друга.
- Вот, как такое бывает, Кирюха? - Андрей глубоко затянулся сигаретой и выпустил сизую струю дыма в потолок. - Все же нормально было, до последнего. И тут - на тебе!
- Не парься, Андрюха. Не так долго и вместе были, чтоб так переживать! Ну, не ценят бабы сейчас всю эту ласку, нежность, любовь. Вот была бы у тебя «лопата»* полная «лавэ»**, тачка, хата - вот тогда бы не выкобенивалась твоя Оксана. Молчала бы себе в тряпочку, и ни тепла, ни ласки бы не надо было. Ты бы ее мог гонять хоть в хвост, хоть в гриву, а она б все равно никуда не делась. И, не потому что она тварь, а потому что она баба! А бабы дуры! И, не потому что они дуры, а потому что бабы! Ну, не понять им, что в наше время деньги сегодня - есть, а завтра – нет. А вот отношение к себе такое, как ты к Оксанке относишься, еще заслужить надо. Его не за какие деньги не купишь…
- Да, не в этом дело! Она все п-понимает, - у Андрея начинал потихоньку заплетаться язык, - и деньги ей не нужны. Она мне сама говорила, что я хороший, заботливый… ну, и все такое… но, что-то не так, а, что - она и сама понять не может…
- Ну-да, конечно! Ты сам себя-то не смеши! Я понимаю, что ты ее любишь и не хрена не соображаешь из-за этого, но я тебе, как друг скажу, и, как человек, который имел неосторожность однажды жениться - все это туфта!!! Если б ты был для нее самым-самым, то хрена б лысого она тебя бросила! Если б любила, то стала бы помогать тебе к чему-то стремиться, чего-то добиваться, а не упрекать в обратном. Так что, завязывай бухать и начинай жить заново! Можешь со мной…
- П-пошел ты, - прыснул Андрей и поднял очередную стопку. - А один хрен – за любовь!
- Эх, сгоришь ты, Дюша, если каждый раз так переживать будешь! - Кирилл поднял свою стопку и, чокнувшись с другом, залпом влил в себя ее содержимое…

Андрей и Оксана были вместе всего-то полгода, но за это время Андрей успел полюбить ее так, как еще никогда и никого не любил. Ему порой казалось, что он любит ее больше, чем мать, чем всех родственников… Он всегда гнал от себя эти мысли, хотя сам прекрасно понимал, что на самом деле все так и есть. Он готов был сделать для нее все, что было в его силах, но, как выяснилось, в его силах было не так уж и много. Он старался стать для нее лучшим, единственным, но все время чувствовал, что что-то не так. Много раз он пытался с ней поговорить, но разговор всегда сводился на нет. «Все нормально»… «Ничего не случилось»… «У меня все хорошо»… Так заканчивался любой разговор и это пугало Андрея, так как он прекрасно понимал, что это начало конца. А он боялся ее потерять. Боялся так, как, наверное, боятся потерять жизнь. Оксана действительно стала всем в его жизни, всей его жизнью…

Но, все-таки это случилось. Она ушла. И мир рухнул. Цвета и краски исчезли, оставив лишь черно-белое отображение действительности. Это случилось под самый Новый Год. Они поссорились, и Андрей в первый раз в жизни накричал на нее… Она сделала вид, что именно это стало причиной разрыва, хотя у Андрея были совсем другие соображения по этому поводу. Несмотря на разрыв, Новый Год они все-таки провели в одной компании, как и планировали, и на этом все закончилось. Они перестали даже звонить друг другу. Она из-за того, что не испытывала больше необходимости в общении с ним, а он не звонил лишь потому, что понимал бесполезность этих звонков. Он, конечно, надеялся на то, что все наладится, но с каждым днем надежда все угасала и угасала, а боль, наоборот, становилась все сильней. А русские люди глушат боль всем известным способом. Нет, он, конечно, не был алкоголиком, но выпить мог крепко, умудряясь на утро еще поразмышлять о том, почему все попадали под стол, оставив его один на один с его болью и недопитым «лекарством». Мол, не по-дружески это как-то…


- Вст-та-вай же ты, - Андрей изо всех сил пытался растормошить Кирилла, который самым беспардонным образом храпел на скамейке в том самом кабаке, в котором мы оставили их в начале нашего повествования. - Эх, прав был мой дедушка, царствие ему небесное! Не можешь срать - не мучай жопу! Киря, блин, вставай уже… Домой пора…
Андрей сам уже был в состоянии, мягко говоря, далеком от того, которое называется трезвость, поэтому будить, а потом, по-видимому, еще и тащить на себе Кирилла доставляло ему совсем немного удовольствия. К тому же и бармен начал уже совсем неоднозначно намекать на то, что им обоим пора на выход.
Кое-как разбудив ничего не соображающего друга и закинув его руку себе на плечо, Андрей, еще больше шатаясь от добавившейся ноши, вышел на улицу. Ночевать они заранее договорились у Кирилла, так как дома Андрей пока появляться не хотел из-за того, что там все напоминала ему о Ней. Поймав машину, они благополучно добрались и Андрей, уложив друга на диван, вышел на балкон покурить. Прикурив сигарету и затянувшись, Андрей вдруг услышал за спиной не громкий щелчок. «Япона мать! Только не это!!!» - Выдохнул Андрей и, резко обернувшись, получил наглядное подтверждение своим опасениям. Шпингалет на балконной двери защелкнулся…
Учитывая то, что на дворе январь, хоть и не такой холодный в этом году, а также то, что балкон не застекленный, перспектива у Андрея была не то, что не из приятных, а откровенно угрожающей. Стучаться в стекло в надежде разбудить Кирилла - абсолютно бесполезно, а других вариантов пока в голове Андрея не рождалось. Шестой этаж, три часа ночи… И спрыгнуть – не спрыгнешь, и не доорешься не до кого. А, если даже и доорешься, толку-то?


***

…Музыка гремела на полную, так, что разговаривать в зале было просто невозможно. Подруги танцевали, (если то, что творится на современных дискотеках вообще можно назвать танцами) не замечая никого вокруг, в то время как сами находились в центре внимания. По-крайней мере мужской части этого своеобразного тусовочного общества. Даже, несмотря на то, что в мерцании прожекторов разглядеть, что-либо (а тем более внешность человека на предмет ее симпатичности) было крайне проблематично, все равно те танцы, которые устраивали девушки, не могли оставить равнодушным ни одного нормального здорового мужика. Энергия, которая прямо струилась из этих двух молодых стройных тел, поражала не только взор, но и воображение. А, если учесть, что нередко мужское воображение возводится в степень просто необузданной фантазии, то… В общем, на танцполе девушки сейчас находились в центре внимания и, естественно, не нравиться им это не могло…
- Уф, - выдохнула, поправляя взмокшие белые кудри, одна из подруг, когда они, натанцевавшись вдоволь, сели за свой столик. - Я, наверное, килограммов пять сегодня сбросила уже. Не меньше. Надо почаще такой «физкультурой» заниматься…
- Это точно! - Ответила вторая, которая в отличие от первой была жгучей брюнеткой. - Ксюх, ты, кстати, заметила, как на нас те парни, что за соседним столиком сидят, пялились?
Белокурую девушку на самом деле звали Оксаной, но все друзья, наплевав на все, называли ее уменьшительно-ласкательным от совсем другого имени.
- Нет, Светик, - засмеялась Оксана, - этого я, конечно же, не заметила. Со зрением у меня, знаешь ли, проблемы в последнее время… У них же аж слюнки текли у бедных…
- Да, мы та-акие, - с улыбкой отозвалась Света, и девушки на пару рассмеялись.
Спокойно разговаривать им позволила недавно начавшаяся шоу-программа, во время которой музыку, естественно, выключали.
- Как думаешь, - продолжила разговор Света, - знакомиться подойдут? Они ведь тоже одни сидят. А ты у нас как раз теперь девушка свободная…
- Да мне все равно, - отозвалась Оксана. - Свободная-то свободная, да только я этой свободой как раз понаслаждаться и хочу. И, если честно, я и по Андрейке до сих пор иногда так скучаю...
- Ну, ты даешь, подруга! То, сама уходишь от него, то теперь скучаешь! Ты уж определись! Ушла, значит ушла. А тому, кто прошлое помянет, как мы знаем, глаз долой!
- Ой, не знаю, Светик… Мне иногда кажется, что, оставив его, я совершила самую большую ошибку в жизни. Как он меня любил, Света!!! Дай Бог каждой, чтоб ее так любили! А мне - дуре, чего-то постоянно не хватало. Если б я только могла понять - чего?
- Так, подруга, - Света сделала серьезное лицо, - что-то ты меня напрягаешь этими разговорами! И любил он тебя, и он самый-самый, и просто лучший мужчина на свете! Тогда, действительно, чего тебе надо-то? Да, если б меня хоть один из моих хахалей так любил и обхаживал, так мне в этой жизни ничего и не надо было бы уже. Месяц уже прошел, а ты до сих пор скучаешь… Ты самой себе-то ответь, как это называется?
Оксана только улыбнулась, глядя на то, как разошлась Света.
- И не улыбайся мне тут! Раз сама себе боишься ответить, я тебе отвечу! Любовь это называется! Чувство такое! Очень непонятное, между прочим… Но то, о чем ты мне тут говоришь именно так и называется! И, если не хочешь через какое-то время локти кусать, то плюнь на свою гордость или еще там на что, и позвони ему, пока не поздно! Скажи, что скучаешь, что не можешь без него… Он-то сам к тебе еще не остыл?
- Думаю, что не остыл, хотя вряд ли теперь это покажет, даже если мы и встретимся…
- Вот тогда ты возьми и покажи, что ты не то, что не остыла, а, наоборот, еще больше разгорелась!
- Ой, даже не знаю, стоит ли…
- Вот ты и встреться с ним, чтоб понять стоит или нет! И уж, если захочется ему на шею броситься, то и бросайся, не раздумывая! Ну, а если нет, значит, нет… Но это все потом, а сейчас, внимание, к нам идут кавалеры! - Света одернула блузку и хитро подмигнула подруге.


… Остаток вечера подруги провели вместе с ребятами из-за соседнего столика, которые решили все-таки с ними познакомиться. Все вместе они танцевали, участвовали в различных конкурсах, а после, утомившись, просто непринужденно болтали.
Уже за полночь, когда подруги начали собираться домой, один из парней (явно переборщив с алкоголем) решил не отпускать их, совсем уж однозначно намекая на то, что и всю оставшуюся ночь неплохо было бы провести вместе со всеми вытекающими последствиями. Девушки вежливо отказались, назвав его «козлом» и пожаловавшись охране на его «грязные домогательства». После чего они поймали машину и поехали к Свете домой.
Благополучно доехав, они попытались расплатиться, но водитель, улыбнувшись, отказался от денег:
- Благодарите родителей, что такими красотками вас родили!
- Спасибо, - засмеялись девушки и направились к дому.
Во дворе было тихо и спокойно. Падал мягкими хлопьями редкий в этом году снег и, ложась ровным ковром на землю, отражал тусклый свет луны, повисшей между домами. От этого создавалось впечатление, что сама природа сейчас сияет и радуется так же, как и наши героини.
- Ксюха, - радостно защебетала Света, - ты только глянь, как красиво!
- Да, благодать, - ответила Оксана и побежала по дорожке, поднимая вверх брызги искрящегося снега.
Завернув за угол, Оксана резко остановилась и медленно попятилась назад.
- Ты чего? - Удивилась Света, глядя на подругу, прижимающую указательный палец к губам.
- Тс-с-с, - прошипела Оксана и поманила Свету к себе.
Выглянув из-за угла, Света сначала ничего не поняла, но потом, проследив взглядом за подругой, сама отшатнулась назад…


***

…Выкурив еще одну сигарету и попытавшись постучать в стекло, в надежде, что Кирилл все-таки проснется, Андрей понял, что надеяться ему особенно не на что.
Выход оставался только один - попытаться по карнизу дойти до водосточной трубы и по ней спуститься вниз. Учитывая, что начался снег, а на ногах у Андрея были кожаные тапочки, мероприятие это грозило закончиться плачевно, но об этом Андрей думал сейчас в последнюю очередь. Он уже изрядно продрог, и от количества выпитого начинала болеть голова. Плюс ко всему его начал морить сон. В другое время и в другом месте, он, конечно, мог бы принять более безопасное решение, как то - разбить форточку и открыть дверь, но, именно сейчас, это абсолютно не пришло ему в голову.
Посмотрев вниз и неумело перекрестившись, Андрей перелез через перила и оказался на карнизе. Шаг за шагом, практически вжимаясь в холодную стену, он начал продвигаться к водосточной трубе. Уже на полпути он вдруг на мгновение задумался о том, что она может не выдержать его веса, но тут же, почувствовав предательский холодок внутри, отогнал от себя эти мысли.
Прошла всего минута, прежде чем он ухватился за трубу, но эта минута показалась Андрею вечностью. Остановившись и отдышавшись, он вдруг ощутил, что футболка у него под свитером вся взмокла и отнюдь не от идущего снега.
Немного постояв, чтоб унять нервную дрожь в коленях, он проверил крепления трубы и, убедившись, что они достаточно крепко вмурованы в стену, начал спускаться…


***

… Иногда обстоятельства складываются совсем не так, как хотелось бы. Вопреки логике вещей, происходит то, что не должно было произойти. Являясь инструментами в этой сложной игре, мы совершаем поступки, которые в любой другой ситуации не совершили бы вовсе. А, если бы и совершили, то все равно не смогли бы четко ответить себе на вопрос «почему» мы поступили именно так, а не иначе.
Вот и сейчас, наши героини, никаким образом не взвесив ситуацию, единогласно сошлись на том, что парень, вылезающий с балкона шестого этажа никто иной, как вор и, проявив бдительность, вызвали милицию.
Спрятавшись в парадной напротив, подруги стали наблюдать, как парень шаг за шагом идет по карнизу к водосточной трубе. Кровь стучала в их хмельных головах, а сердца бешено колотились в ожидании скорой развязки, так как Света знала, что ближайшее отделение милиции находится в пятнадцати минутах ходьбы от ее дома. Алкоголь и адреналин, изрядно разбавившие девушкам кровь, сделали свое дело. Пребывая в состоянии эйфории, Оксана и Света даже не задумались о том, что человек без одежды, обуви и, собственно говоря, без самой «добычи» может быть, в крайнем случае, неудачным любовником, но никак не грабителем…

… Тем временем парень добрался до трубы и, как показалось подругам, вцепился в нее, как утопающий в спасательный круг. Он остановился, и какое-то время оставался неподвижным. Так, по крайней мере, казалось девушкам. Его видимое спокойствие и легкий свежий ветерок, потянувший из разбитой форточки, слегка охладил девичьи головы и они, вдруг осознав, чем может закончиться для них самих вся эта история, слегка занервничали. Прогулка в отделение, пусть и в качестве свидетелей, явно была для них не самым лучшим окончанием ночи.
- Слушай, подруга, - сказала Света, - пойдем-ка домой, пока милиция не явилась. Они же нас с тобой потащат показания давать и все такое…
- Я тоже об этом подумала, - отозвалась Оксана. - Только вот номер-то мобильного твоего они и так вычислят, если понадобится…
- Если понадобится, и вычислят, так это уже завтра будет. Днем и прогуляемся, если надо, а среди ночи куда-то переться - приятного мало… И вообще, что мы им скажем-то? Шли домой, увидели парня на карнизе, позвонили вам…
- Бли-и-и-н!!! - протянула Оксана и как-то странно посмотрела на подругу. - Вот мы дуры-то! С чего мы взяли, что он вор-то? Он без верхней одежды даже!!!
- Э-э, - только и нашла, что ответить Света, вдруг осознав всю бредовость ситуации. - Еще и милицию вызвали…
- Надо срочно звонить, сказать, что ошиблись, - Оксана уже лихорадочно искала в сумочке свой мобильный.
- Ага, конечно! За такие «шутки» точно сами по шеям получим! Пусть уж лучше будет, как будет. А нам сматываться пора…
Дикий нечеловеческий вопль не дал Свете договорить. Резко обернувшись в сторону окна, девушки увидели, как парень, все еще сжимая в руках кусок водосточной трубы, кулем рухнул вниз.
- Мамочки, - вскрикнула Света, медленно опускаясь на подоконник.

…Сама не понимая откуда в ней такая прыть, Оксана буквально пролетела два лестничных пролета и выскочила на улицу. Увидев, что во двор уже въезжает милицейский патруль, она на мгновенье остановилась, а потом со всех ног побежала к лежащему на снегу парню. Сердце в груди бешено колотилось, причиняя почти физическую боль ребрам. С каждым шагом ноги все меньше и меньше слушались ее, становясь какими-то ватными. Она уже видела КТО лежит на снегу в каких-то нескольких метрах от нее, но разум отказывался в это верить. На полусогнутых, еле двигающихся ногах, она подбежала к лежащему без движения парню и упала на снег рядом с ним…
Страшный по своей силе крик, полный боли и отчаянья прокатился по двору, распугав стаю бездомных собак, ютившихся возле мусорных баков. Оксана вздрогнула, лишь через мгновенье осознав, что это был ее собственный голос.
- Что произошло… это вы милицию вызывали? Девушка...
Она никого и ничего не слышала.
- Андрюша-а-а!!! - В голос рыдала она, прижимая к груди его окровавленное лицо. - Милый, очнись… Я здесь, Андрюшенька-а-а-а-а!!!
И тут же она перешла на шепот:
- Ну, как же так? Ты ведь не можешь… тебе нельзя… ведь ты же самый хороший… как же я без тебя?
Слезы капали ему на лицо, смешиваясь с кровью и непрекращающимся снегом, создавая еще более страшную картину.
- Девушка, - снова прозвучал где-то далеко не знакомый голос. - Вы милицию вызывали?
- Я вызывала, - ответил такой же далекий, но знакомый голос. - Мы думали это вор, а это… Надо «скорую»…
«Знакомый» голос всхлипнул, а потом тоже в голос зарыдал.
- Да, вызвали уже, - вновь сказал «не знакомый».
А потом все голоса и звуки исчезли, потому что он открыл глаза!!!
- Андрейка-а-а, ну, что же… как ты, хороший мой? - Неестественная улыбка искривила ей рот. - Скажи мне, что-нибудь, милый… Не молчи… это же я… твоя Ксюшка. Ну, ты же узнал меня, зайчик?
Он смотрел на нее ничего не видящими глазами и лишь хрипел, надувая приоткрытым ртом кровавые пузыри.
- Ну, что ты, что ты, - продолжала рыдать она, - тебе тяжело сейчас… не надо тогда, не говори ничего. Все будет хорошо, вот увидишь. Я это знаю… Сейчас тебе помогут, ты потерпи чуть-чуть, маленький мой…
Она аккуратно положила ему под голову свою сумочку и, подняв лицо к небу, стала неумеючи, еле подбирая слова, молиться.
Рыдания то и дело прерывали слова этой бесхитростной молитвы, которая через какое-то время свелась всего-то к двум, но произносимым с такой мольбой, словам:
«Господи! Ну, пожалуйста, Господи…»
А мысли ее были уже далеко. Далеко от этого злосчастного двора, который в одно мгновение разорвал жизнь пополам. На «до» и «после»… Мысли были в прошлом; недалеком, но красивом и счастливом! Как она винила себя за то, что только сейчас смогла себе в этом признаться! Да, она была счастлива все то время, пока он был рядом. Каким глупым, мелким и ничтожным казалось ей сейчас все то, из-за чего они успевали повздорить. И какой ужасной ошибкой выглядело сейчас ее решение уйти от него…
«Господи! Ну, пожалуйста!!!!»
…Она вспоминала, как он красиво, в открытую ухаживал за ней почти замужней, наплевав на все предрассудки ради любви. Как всегда оказывался рядом в трудную минуту, чтоб поддержать и успокоить. Как смотрел на нее восхищенными и радостными глазами, полными любви и ласки. Как он согрел ее, когда в душу пробрался холод от пусть и неизбежного, но все равно неожиданного разрыва с многолетним прошлым. Никто тогда не оказался рядом, когда казалось, что рушится весь мир. Кроме него… А вот теперь мир рухнул снова. Подарив короткий миг радости и веселья, внимания и заботы, судьба снова своей безжалостной когтистой лапой вцепилась в горло.
Ей стало тяжело дышать. Она потянула и так почти развязавшийся шарф и, опустив глаза, замерла. Судороги прошли по всему ее телу, и она затряслась уже в беззвучных рыданиях.
«Господи-и-и-и-и-и!!! Ну, за что-о-о-о-о-о?!!!!!!»

…Снег, кружась, покрывал ее голову; отдельные снежинки цеплялись за ресницы, а потом, сорвавшись, смешивались со слезами. Слезы, в свою очередь, смешиваясь с тушью, оставляли черные разводы под глазами, превращая это, когда-то красивое лицо, в страшную маску. И это была маска безумия.
Когда Оксану поднимали с колен и пытались привести в чувства пощечинами, она уже не реагировала. Помутневший рассудок отказывался воспринимать все происходящее вокруг, оставив в памяти лишь черно-белое изображение его стеклянных глаз, когда он, все же прохрипев ее имя, безжизненно уронил голову на снег…

…КОНЕЦ



* лопата - кошелек
** лавэ - деньги


Январь 2005 года.

Категория: РАССКАЗЫ | Просмотров: 301
| знакомиться | узнавать | встречаться | слушать | читать | смотреть (фото) | смотреть (видео) | тет-а-тет |

© Павел Мареев 2008-2017
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
"Сквозь Душу - к Сердцу, сквозь Сердце - к Песне, сквозь Песню - к Небу, сквозь Небо - в Даль..."
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Творческая Мастерская "ПЯТНАДЦАТЬ"

Хостинг от uCoz